ФОТО и ЦИФРА (журнал)

Кирилл (Fotoley) Новосартов
Санкт-Петербург Фотограф

"В путешествие в жизнь автора приглашаю..." - По традиции, первый вопрос – как Вы начали заниматься искусством? Ну, наверняка каждый любитель старше 20 лет может «похвастаться» тем, что начинал с пленки, ибо другой возможности в его детстве не было. И я, пожалуй, начну именно с этого утверждения. Снимал на пленку, наматывал катушки сидя в темноте пыльного шкафа, печатал долгими вечерами при красном фонаре в ванной. В моем случае это происходило в году 86-ом. Первой камерой был Practiflex из дедушкиного «богатства». Были «Зениты», «Зоркий». Потом армия и долгий перерыв. Позднее спорткомитет Санкт-Петербурга (в должности фотографа), где основным смыслом и задачей было репортажное фотографирование спортсменов и событий. Снимал разное. Здесь и фигурное катание, и художественная гимнастика, и теннис. Спорт, в отличие от иных зрелищ, к примеру, театра, отличим, прежде всего, своей динамикой, внутри которой вихри эмоций, чувств и настроений, порой невидимых зрителю. Теннисный мяч, например, летит со скорость в сотню километров в час и теннисист просто обязан не отставать и ускорять свои обменные процессы, что сказывается и на выражении лица, и положении тела. Уверен, что человеческое существо в состоянии воспринимать, а тем более фиксировать и осмыслять значительно меньшее количество кадров в секунду, чем традиционно считается. И здесь роль фотографии неизмеримо возрастает, ибо большая часть спортивных мгновений сокрыта от наблюдающего… - Потом Вы работали в цирке? Потом была работа с госцирком на Фонтанке, по материалам которой была проведена выставка в «Центре Нонконформистского Искусства». Цирк с парадного входа, как мы его привыкли воспринимать: с шарами, сахарной ватой и мороженым, звуком, светом, кутерьмой, да детским плачем - это лишь часть цирка, причем очень малая его часть. Разглядеть целое с этой короткой, ограниченной локтем, сидящего рядом, дистанции, невозможно. Хотя любому доступно в сознании своем абстрагироваться на мгновение хотя бы от звука и тут же на первый план выйдут лица, увидятся характеры и "внутренние пространства" артистов цирка, их РАБОТА для вас. (Только не вздумайте назвать их циркачами! Это будет ошибкой. Циркачом после этого им будет свойственно именовать вас. Они АРТИСТЫ ЦИРКА! И никак иначе.) Так вот цирк, как и театр, впрочем, готов спорить, начинается не с вешалки, а со служебного входа. Входа, где ваши праздники превращаются в их будни, где вы с привычной миной и отношением к жизни будете чувствовать себя неадекватно, в скафандре и вечным гостем. Тут все иначе, потому что, чтобы понять и почувствовать цирк - нужно "родиться" на манеже, как и поступило большинство тех, кого вы здесь увидите, ибо династии - это скорее правило, чем исключение. Цирк - очень замкнутый мир, в коем случайного человека не бывает! Даже те ребята, что держат страховой линь, различный технический персонал, даже вахтер - это всё артисты: артисты, получившие травмы, артисты на пенсии… Многие из артистов работают на эстраде, некоторые выступают в клубах. Вообще эти ребята очень путешествующие. В шутку (а может и всерьез) называют себя цыганами. И удивляются, почему в России цирк считается детским, а не взрослым зрелищем, ведь в Европе как раз наоборот. В завершении скажу: цирк вообще удивительный мир! Идет, например, прилично одетый человек по коридору и вдруг начинает исполнять часть номера или жонглировать чем-то, или вот, акробат бесцеремонно бродит по коридору, удерживая на голове гитару в вертикальном положении…Сначала мне казалось, что в эти моменты мой привычный и знакомый мир испытываем на прочность. Но нет, все наоборот: мой мир испытывают на прочность, как раз тогда, когда я выхожу на улицу, которая после цирка кажется мне незнакомой и неинтересной, где сдержанность и приличие - норма. И ловил себя неоднократно на мысли- когда же я вернусь сюда вновь... - Несмотря на богатый опыт репортажной съемки, сейчас Вы снимаете портреты… В какой-то момент я понял, что мое отношение к фотографии рождает некий творческий стиль, не боюсь этих слов- формирование моей собственной реальности, ибо я уверен, что фотограф нажимает на кнопку спуска в фотоаппарате, когда пространство перед ним отвечает ему взаимность и максимальным созвучием с его пониманием мира. После чего, основываясь на материалах репортажей, я стал формировать собственные серии, упорядочивая и подавая их, в том числе, технически так, как мне представлялось единственно правильным. Здесь появилось черно-белое изображение, оригинальное кадрирование, тонирование изображения и другие приемы подачи материала. Сия моя особенность плохо сочеталась с традиционной и необходимой подачей материала заказчику, но всё более привлекало мой интерес, что в последствии привело меня к созданию собственной виртуальной галереи в Интернете под ником FOTOLEY . И здесь уже преимущество было отдано постановочной студийной фотографии. Я стал анализировать мимику, настроение модели и вскоре убедился, что мыслю правильно – ко мне пришло Нью-Йоркское модельное агентство IMG Models. Ведь модельная фотография на Западе – это уже не техническое совершенство, безупречный свет и макияж, но настроение, равновесие геометрии и психологии модели в кадре. - Как Вы работаете с моделью? Если я работаю частными заказчиками, то должен, обязан, вынужден "брать" модель в свои руки. Любителю с восковым лицом просто невозможно объяснить, ему надо показать, поджечь! Я так поднаторел, что знаю, как и что говорить. И часто говорю одно и то же. И уже на первых тестовых снимках можно видеть изменение характера модели, ее настроения и даже образа... С профимоделями работать проще, они подготовлены психологически к тому, что именно они в кадре, а не я; они умеют раскованней жить в нем, а не казаться. Но модель-профессионал никогда не покажет то, что хочет скрыть или увести от внимания: настроение, мысль, чувство. А я частенько именно на это и опираюсь. Это очень интересно! И очень интересно, повторяю, видеть КАК человек меняется, вдохновляется и верит в себя. Для многих, кто начал снимать в студии, возникает множество вопросов, на которые я отвечал во время проведенных семинаров и мастер-классов. Книжки, форумы, статьи и прочие буквы и технические условия, указывают на способ, но не сообщают как им воспользоваться. Они не показывали разницу и не вели во внутренний мир автора и модели. Они не сообщали о взаимодействии лица и света, они не отвечали на вопрос об успехе, воспитании вкуса и разнице меж людьми, об индивидуальности и особенностях съемки. Когда приходят ко мне на съемку, то в 80-90% случаев я слышу одно и тоже. А под столом загибаю пальцы. Обычно 3 пункта: 1. Я должна Вас предупредить, что я не фотогеничная 2. Никогда на фотографиях хорошо не получаюсь и 3. Вот именно сегодня плохо выгляжу. Далее я выдыхаю и думаю "слава богу, совпало" Значит мир еще не изменился! )))) Одним из способов работы с некоторой неуверенностью и безопытностью модели -это сама съемка, проводимая на волне интереса к человеку, добрых слов и любования. Ведь даже мужчине доброе слово приятно.) Я говорю на съемке многие часы. И происходит это не от свойств болтливости, а из-за того, что словами формируемо настроение человека в кадре, которое часто не подразумевает его ответа, дабы мимика не была в движении и "проходных" кадров было б меньше. Не "бросайте" человека в фоне. Бывает порой, что фотограф, увлеченный работой, забывает слегка о своей модели, и это весьма быстро на ней отражается. Был случай, когда меня пригласили в студию при некотором стечении фотографов. Я говорил, в словах настраивал человека, интересовался им. И для того, чтобы продемонстрировать важность этого монолога, на 20 секунд замолчал… А после просил поделиться аудиторию своими суждениями. Мне сказали, чтобы я этого больше не делал, ибо модель скучает, и эта скука живет не только в мимике, но и в теле, движении. Не бросайте модель, увлекшись собой. - Ваши модели сами что-то придумывают или только механически выполняют команды? Если в фотосессии элемент секса или съемка – некий аналог нудистского пляжа? Я бы не ставил во главу угла некое сексуальное влечение. Тем более, что моя эротическая сессия ничем не отличается от моей обычной портретной. Но это не означает отсутствие любования человеком в кадре. Модель чаще всего ждет поддержки в процессе съемки, но здесь очень важно не переходить границу… Ведь она пришла не флиртануть, а получить качественный результат. Задача фотографа – не только дать рекомендации к действиям и позе модели, но и сформировать в ней правильное настроение. Если данное умение сочетается с отличным владением техникой и пониманием взаимодействия света и ракурса- то это залог успеха. - О чем говорят Ваши портреты? О человеке, выхваченном из времени и события на долю секунды. Остановлена на карточке жизнь, её момент, и, что еще важнее – остановлена и запечатлена мысль, настроение, отношение к происходящему. Здесь очень важно жить с моделью в унисон, дабы не предать момента. Сочетать красоту внешнюю – в пластике, жесте – с четвертым измерением вглубь характера, психологии, смысла – это ли не благая весть портретного и студийного фото? Когда зрителя привлекает не только трехмерная геометрия светового письма, но и невымышленная жизнь персонажа, пульс, индивидуальность – это ли не эстетическое событие? В путешествие в жизнь автора и модели приглашаю. - Появилось ли что-нибудь новое во вкусе, эстетике современного человека? Ничего не изменилось в изображении человека, но изменилось в смотрящих на это. То есть некоторая часть глядящих сознательно или нет, но сформировала сейчас доминирующий вкус. Наверное, это в угоду времени. Я отчетливо знаю уже КАК труден портрет, что проще позой привлечь зрителя, чем глубиной и спокойствием взгляда, в коем плещется сознание. Значительная часть фотографов тоже стремятся позой, каким-то световым изыском показать свое творчество, человека в кадре и себя через это. Я, размышляя вместе с моделью, смотрю по сторонам и не спешу, понимая, что зритель часто возвращается не за позой, а за жизнью человеческих глаз и лица! - Во время съемки тратитесь или приобретаете? Творчество питает, хороший результат не может не радовать, но если говорить о процессе, то устаю, конечно. Хотя удовлетворение и во время работы испытываю. В частности от того, что выходит за короткий срок научить человека чувствовать себя раскрепощенным и искренним в кадре. И вот потом итогом доволен, но пуст и растерзан часто... Один раз был случай, когда я просто говорил, говорил и понял, что цель визита достигнута и фото - это уже дело второе. Я видел глаза и настроение и мне было приятно это видеть. То есть работа часто лежит в психологической плоскости. Кстати, редко кто хочет уйти навсегда. Чаще, люди, получившие первый фотоопыт, хотят сниматься еще. - Вы как-нибудь классифицируете фотографов-портретистов по уровню их мастерства? Я разделяю фотографов на три категории-уровня: 1. достижение портретного сходства. Это ремесленничество. 2. достижение осмысленности взгляда, чувства - это мастерство. 3. проникновение во внутренние пространства человека через кажущееся безосмысленное мимическое выражение - это талант. Вы знаете, как отличить плохую работу в портрете о

А еще...