"ФОТОДЕЛО" ( журнал)

Кирилл (Fotoley) Новосартов
Санкт-Петербург Фотограф

Когда не ты, но фотография выбирает тебя, остается служить ей в амплитуде от любви до ненависти, ибо для меня фотография – это и великая свобода, и великое заточение. Я представляю свою жизнь следующим образом. Начнем с самого начала. Я родился в 1972 году в городе Ленинграде, которого уж нет, на ныне несуществующей улице Дзержинского. Назвали меня Кириллом Новосартовым и доселе я так и именуюсь. :) Фотографией занимаюсь всю свою сознательную жизнь, т.е. примерно с 1985 года. За сей период многое изменилось, как в моем отношении с фотографией, так и в моей стране, частью которой, несомненно, я являюсь. Первый раз профессионально заняться фотографией получилось лет в семнадцать, в те далекие комсомольские времена, когда профсоюз одного училища, готовящего плавсостав Речфлота, поручил мне официально стать фотографом этого учебного заведения. С тех пор фотокамера заняла в моей жизни то место, кое и поныне таково. За последние несколько лет мои отношения с этим жанром изображения жизни претерпевают значительные качественные изменения. Некоторое время я сотрудничал со спорткомитетом Петербурга, делая репортажи со спортивных соревнований, позднее был Госцирк, выполнял также частные заказы, много времени отдавал съемкам пейзажей, макросъемке. И в какой-то момент я понял, что мое отношение к фотографии рождает некий творческий стиль, не боюсь этих слов – формирует мою собственной фотореальности, потому как я уверен, что фотограф нажимает на кнопку спуска в фотоаппарате, когда пространство за ним отвечает ему взаимностью и максимальным созвучием с его пониманием мира. После чего, основываясь на материалах репортажей, я стал формировать собственные серии, упорядочивая и подавая их, в том числе, технически так, как мне представлялось единственно правильным. Здесь появилось черно-белое изображение, оригинальное кадрирование, тонирование изображения и другие приемы подачи материала. Эта моя особенность плохо сочеталась с традиционной и необходимой подачей материала заказчику, но все более привлекало мой собственный интерес, что в последующем привело меня к созданию виртуальной галереи в Интернете под ником FOTOLEY. В последующем я приобрел недорогой комплект импульсного студийного освещения и стал снимать портреты, ню-арт. Ныне я совладелец небольшой студии. Сколько-нибудь должного внимания к участию в выставках или конкурсах я до последнего времени не проявлял. И сделал это только несколько раз, взяв первый приз в журнале «Фотомагазин» и четырежды выставившись, в том числе в Польше. Публиковался также и в Великобритании. Исполнял обложки для книг. Сейчас готовлю следующую выставку. Объективная побудительная данность в моем творчестве – это неуспокоенность и постоянная неудовлетворенность своими работами – все мои творческие планы состоят лишь в борьбе с ней. ) Полагаю, достигнув покоя, я умру, посему всячески благословляю свою неуспокоенность. Это и есть мой творческий план! )) О подходе в фотографировании, в частности, и фотографии вообще и определении хорошего портрета Самое главное: в глазах модели не должно быть ожидания кадра и, как следствие, отупленного бессмыслицей выражения. Я стараюсь давать моделям ЖИТЬ в кадре. Даже простое движение по некоторой амплитуде в кадре осмыслит выражение их глаз. Или возможно даже попросить человека повторять таблицу умножения в уме, как это делал Вячеслав Тихонов в фильме «17 мгновений весны» под «управлением» Лиозновой. )) Это в начале. Дальше, и это самое главное – КТО снимает. Потому как фотограф влияет на модель и этого нельзя избежать. Поэтому я стараюсь влиять хорошо. )) И не стоит стесняться и формировать свою мысль, пространство кадра и взгляд. Даже если нужно, нарушить писаные правила, которые, кстати, тоже полезно знать, дабы нарушать их сознательно и аргументировано. И еще, что не менее важно, это быть в едином тандеме с моделью. Не бросать ее в "кадре". Я стараюсь сформировать единую психо- или энергоструктуру съемки, а не раздельную, где модель занята своими мыслями. Если вы намерены снимать, то берите модель в свою, позвольте так сказать, ауру и лепите! Это, помимо прочего, рождает доверие! О психологическом взаимодействии между фотографом и моделью и трудностях работы с человеком, коего видишь первый раз в жизни. Абсолютная истина. Трудности есть. Я вообще предпочитаю не работать с первой встречи. То есть, сначала в кафе, например, с человеком сижу или провожу первую тестовую съемку, пытаясь понять характер, ракурс выгодный. К тому же есть время для идей. И человек ко мне привыкает и не случается «запуганного зайца» в студии. )) Потому как человек очень по-разному реагирует на фотосессию, ведь большинство моих моделей непрофессионалы и кто-то склонен к замыканию, а иная к безудержному веселью. Когда начинаю работу, да и в процессе съемки, я хвалю человека, говоря о том, что у него есть неоспоримые достоинства внешности, характера. И это правда, потому что в каждом человеке есть красота, искренность, кои мне и нужны. Попутно выясняя, каким она хочет себя видеть, ведь далеко не всегда модель хочет выглядеть правдиво на фотографии.)) О спокойном достоинстве в моей фотографии, столь редком для современного, все ускоряющегося мира. За время студийной работы я видел многих женщин и был разочарован их образом, который ныне востребован мужчинами, которые не менее женщин влияют на выбор нашей лучшей половиной одежды, обуви, и, главное, характера и самооценки. В последнее время не востребованы женское достоинство, образованность и другие добродетели, которые я считаю вечными в них и важными настолько, насколько это было ранее. Я, бывает, по часу психологически ломаю их маски и лед, за которыми спрятано их естество. И они оживают! О взаимодействии с моделью для получения осмысленного взгляда. Итак: Когда я прошу модель двигаться – это не означает бродить по фону. Делая крупный портрет, я, например, задаю амплитуду поворота головы. Я говорю модели, что буду делать снимок, когда она посмотрит так-то или туда-то и прошу в ритмической последовательности поворачивать голову. Например, от меня и ко мне, предупредив, что снимок сделаю, когда модель будет находиться в положении, например, «на меня». То есть, раз в две секунды она отворачивается от меня, потом поворачивается ко мне вновь. И так далее, несколько раз. Но без суеты. Возможно просто: «глаза вниз – вверх – вниз – вверх...», в этом случае взгляд модели полон работы, даже если эта работа очень проста. А это именно то, что мне нужно. При этом я прошу, в конечной для съемки точке, вдыхать, а не выдыхать. Лучше снимать на вдохе.) О том, чего более в моих моделях на фотографии: меня или самой модели. Чаще всего я не раскрываю души моделей, я леплю из них то, что мне нужно, но основываясь на их пластике, способностях и качествах ее характера. Вообще (по секрету) никогда не удается полностью раскрыть человека, сфотографировать его суть, ибо определение натуры весьма условно. Фотограф нажимает на кнопку, когда внешние проявления мира уравновешены его внутренним отношением. Иначе – самого себя! Я делаю кадр, когда она (он) мне наиболее нравится. Этот рецепт универсален ) Здесь важно, чтобы представление об эстетике у меня и модели совпадали. Поэтому весьма важно быть емким и разногранным автором. Тогда и модель будет довольна и вы. О моем пути в фотографии и отношении к этому жанру изображения жизни, а также о требованиях к портрету. Мои два прадеда были художниками. Вот и сейчас в моей комнате висит портрет работы одного из них, всматриваясь в который, я полагаю, что искусство изображения человека мастерами масла и холста во времена прошлые было отточено не только технически, но и эстетически. И это неоспоримо. Так в чем же различия современного представления об изображении человека и классической его подачи? В своих работах я пытаюсь ответить и продемонстрировать их. Я рад, что многие интересные фотографы возвращаются к изображению женщины на их снимках, воплощающему покой и достоинство прошлых веков, а не последних 30 лет, в которых позерство да эпатаж вытеснили тонкий полутоновый образ классического отношения к портрету. Более конкретные признаки – это построение эстетической линии между: – мимикой, которая не должна быть проходной, т.е. не быть в движении от одного выражения к другому; – чувством; – положением фигуры; – ее одеждой; – выражением и осмыслением взгляда! И что не менее важно, в этой построенной линии не должно быть присутствия фотографа (отношения к нему) и ожидания моделью момента кадра! Следующее – это движение. Если вы посмотрите внимательно на некоторые мои фотографии, у вас родится впечатление, что модель статична и подвижна одновременно. Эдакие взаимоисключающие понятия. Но тем не менее… ) О гармонии Девушкам свойственно стремление к гармонии и желание показаться. Я же воспринимаю эмоцию не только в лице, но и в телесном выражении. И не предполагаю, что она априорно должна быть положительна. Гармонию я нахожу в точном формулировании желаемого, и при этом чувство может быть и отрицательным, но лишь бы точно высказанным! ) О мастерах, смыслах и глубине творческого подхода в фотографии Теперь вы получите правду, которая практически не нужна людям и заказчикам. Потому что большинству людей не свойственно вникать и понимать изображение, им сегодня НЕКОГДА! Им неинтересно! Дальнейшее осмысление для фотографов и художников. И после этого ассоциировать себя с доминантной аудиторией не приходится. В Нью-Йорке живет женщина-фотограф – Джойс Теннесон (Joyce Tenneson). В ее портретах мало позерства. Она смотрит в людей, как в зеркало. Джойс близка мне свойствами формирования портрета, где фотограф, и я говорил об этом, делает кадр, когда мир отвечает фотографу взаимностью отношения. Фотограф должен быть внутренне богат, тогда и люди, смотрящие в камеру, будут смотреть через нее на образ мысли и позицию, будут иметь отношение к тем мыслям и чувствам, которыми полон автор. И выразительность кадра будет зависеть только от меня, то есть более от фотографа, чем от способности модели расслабиться или позировать! Я леплю людей для фотографии и переделываю их для себя. )) При этом вполне могут быть утеряны многие признаки самоидентификации портретируемого, ибо я уже леплю СВОЮ реальность. ) И великое счастье, когда мои свойства будут иметь отклик в людях и мой портрет будет востребован, равно как и мои мысли о мире! Фотографии Теннесон очень просты, но это зеркало ее духа, духа преломленного в человеке, создающем полутон в настроении и лице портретируемого! Мы подошли очень близко к правде. В ее портрете чистый дух без позирования. Ее дух в первую очередь! И это я называю авторским портретом. Пару слов о формировании собственного стиля. Одной девушке, которую консультирую в студийной съемке и собственном стиле, я говорил: «Помышляя о своем стиле, я не говорю о новом». Принципиально, да к тому же в минимализме портретном, - это весьма сложно. И мне себя отстраненно воспринять и относиться невозможно. Я сам говорю интересующимся людям, которые спрашивают: «Как это получается у тебя, что фотографии выходят с очень достойным настроением и чувством?», – я, честно, не знаю. Стиль будет сформирован на &

А еще...